You may search my blog

пятница, 22 мая 2015 г.

Межсубъективность - ядро общения людей


Если бы меня попросили озвучить саму глубинную суть всего процесса изучения языка в повседневных практиках и на основе этого понимания построить методику преподавания, вряд ли я стал бы открывать Америку. Вместо этого я лучше открыл бы пачку изумительного китайского da hong pao, привезенного моим другом из Сибири, заварил бы его в большом чайнике и после наслаждения чашкой ароматного настоя поведал бы вам, что идеальный коммуникативный подход уже был описан у многих моих коллег и он выглядит примерно так, как в автобиографической повести Эдмунда Уайта «Симфония Прощания»:

"Методика обучения [Лукреции] была тщательным образом продумана. Она выводила меня посплетничать  по-итальянски на пределе моих возможностей, и мы обсуждали все то, что я обычно обсуждал на своем родном [английском] языке; а если я упирался лбом в тупик нехватки знакомых слов, просто делал паузу. Увидя мои паузы, она писала нужные слова на карточках, которые я затем вклеивал в тетрадь, а позже перечитывал во время утреннего кофе на террасе. ...День за днем ​​мы сплетничали с Лукрецией обо всем и вся, и она распарывала швы моего дрянного, убого сидящего на мне итальянского языка, и, в конце концов мы скроили и сшили его точно по мне, учитывая все изгибы и выпуклости моего характера ".
Какие бы теоретические очки вы ни надевали при анализе такого подхода, метод Лукреции основан на очень правильной закваске. Для тех, кто видит процесс обучения как «обучение – это обмен информацией», налицо виден полный цикл «вывод - обратная связь - акцент на слабых местах». Приверженцы социокультурных привязок в обучении могут похлопать тому, как Лукреция естественно и непринужденно выявляла языковые потребности ученика и работала целенаправленно над ними. Теоретики динамических систем несомненно отметили бы «мягкое взаимодополнение языковых ресурсов в связанной системе». Скажу вам больше: когда я после перерыва в преподавании взялся оживлять свой закостеневший и замоховевший разговорный английский, самым оптимальным способом влить себя в беседу было пойти в бар с носителем языка и завязать беседу ни о чем конкретном и обо всем сразу. То же самое, что сделал бы с каким-нибудь своим неанглоговорящим знакомым, встретя его после нескольких месяцев с последней встречи. Забавно, но по сути это и был бы тот самый «тщательно продуманный подход», которому так рукоплещет писатель Уайт.
Конечно, это все прекрасно, когда у вас есть такой собеседник, готовый часто сплетничать и терпеливо снабжать вас новыми фигурами речи, связками, пословицами и легендами. К сожалению, в наш век людей с погруженными в экраны своих гаджетов головами присказка о роскоши живого общения стала очень актуальной. Что же делать? С кем общаться? Может быть, для этого есть приложения на смартфон?
Давно уже ученые и простые люди грезят о программах, которые смогут заменить нам всем живых собеседников, и первыми всходами были успехи Алана Тьюринга с момента создания одноименного теста, а это был, на секундочку, уже 1952 год, и с того самого времени ведутся разработки роботов, которые смогли бы заставить членов жюри поверить, что с ними разговаривает живой человек. Я уже не говорю про Сири, Кортану, и Гугл-войс. Пока тест Тьюринга все еще не достиг своей цели окончательно, в магазинах приложений уже в большом количестве появляются всевозможные «болталки» для всех желающих простого общения ни о чем, но не имеющих рядом живого собеседника. Смогут ли они когда-нибудь заменить настоящего слушателя, как компьютер заменил в свое время соперника в шахматах?
Беседа, в отличие от партии в шахматы, не ограничивается каким-то количеством ходом и не подчиняется строгим правилам. Даже самые изощренные программы, основанные на анализе “big data”, впитавшие в себя миллиарды байт информации из миллионов различных бесед и выбирающие на основе этого наиболее подходящие реплики, при попытке просто поболтать с ними несут полную дичь. Чего им не хватает? Скорее всего, способности проникнуть в разум человека и разгадать или прочувствовать его намерения. Одним словом, это свойство называется межсубъективностью.
Межсубъективность – обмен внутренним жизненным опытом (в которы входят чувства, мысли, выводы, личные значения определённых слов и их сочетаний) во время обсуждения широкого спектра тем. (Zlatev et al 2008, p.1)
Пока что межсубъективность является уникальным свойством человека. Надо сказать, уже пару столетий назад некоторые самые прогрессивные ученые позволяли себе заявлять, что сознание человечества является общим и открытым пространством внутри самого человечества, и, следовательно, межсубъективность лежит в центре того комплекса свойств и качеств, которые непосредственно делают членами этой группы. Ну то есть человечества. Игры, совместная работа, беседы и обучение – все это зависит от того, насколько развита эта способность понимать, о чем думает другой человек. Способность Лукреции из Прощальной Симфонии угадать истинные намерения и настроение Уайта – не что иное, как следствие взаимооткрытого сознания двух людей, учителя и ученика.
Межсубъективность развивается уже в самом раннем возрасте! Еще до того, как ребенок заговорит, он уже вовлечен в коллективные ритуалы и действия, живя с родителями. Прикосновения, взгляд, положение тела в пространстве формируют навык выражать и притягивать внимание, а внимание в достаточном объеме – это обязательное условие для обозначения важности общения.
В зрелом возрасте значение языка тела, наверное, только еще больше увеличивается и углубляется, обрастает все новыми деталями и нюансами, ведь беседа состоит из жестов, уместного языка тела, интонации, игры слов, контекста и повода – даже время беседы может имеет большое значение в ее развитии и результате. Все это в равной степени касается и учебы – мало кто станет спорить, что она более эффективна при наличии богатой выразительной жестикуляции, постоянного зрительного контакта и при наиболее подходящем расположении обучающихся людей в пространстве. Их поза, удобная или не очень, психологическое и эмоциональное состояние напрямую влияют на то, как внимательно они будут прислушиваться друг к другу и какая информация в сухом остатке станет усвоена.  Используемые жесты, кстати, должны быть понятны без исключения каждому участнику разговора. В качестве хорошей иллюстрации к обучению вообще без произносимых слов со стороны учителя хотелось бы показать видео с примером использования «немого подхода» (silent way), о котором я, кстати, собираюсь поговорить позднее.
Так может ли компьютер продемонстрировать достойную уровню Лукреции межсубъективность на сегодняшний день? Кажется вряд ли возможным. Хотя бы потому, наверное, что никакой объем впитанных в себя данных не сможет позволить компьютеру сказать что-либо с его точки зрения, его телом, его собственным мнением.
Более того, бестелесная природа компьютерного алгоритма вряд ли достаточно гибка чтобы прочувствовать ситуативность, а это – обязательное условие межсубъективности. Учить человека иностранному языку значит учить живой форме бытия, прочувствованной и усвоенной на физическом уровне. И ведь не случайно Уайт подобрал такое живое, сенсорное, метафорическое описание того, что делала с ним Лукреция во время их бесед: " она распарывала швы моего дрянного, убого сидящего на мне итальянского языка, и, в конце концов мы скроили и сшили его точно по мне, учитывая все изгибы и выпуклости моего характера ".
Нет приложения полноценного общения на ваш любимый смартфон, простите что вынужден сказать это.

Возможно, пока.
Зато есть мой экспресс-курс из 14 занятий, который научит понимать английскую речь и сделает само мышление более английским.
И еще есть курс Китайского для начинающих, на который уже записалось семь человек, так что вы не будете одиноки в своих первых шагах. Для тех, кому нужно больше и в сжатые сроки, есть частные уроки.
Можно писать на e-mail или в whatsapp
Можно обращаться вконтакте или звонить (предварительно написав сообщение о цели звонка, прошу принять это во внимание:), а телефон указан справа от записи в блоге под моим портретом.

Комментариев нет:

Отправить комментарий