You may search my blog

понедельник, 30 апреля 2012 г.

И теперь - наоборот. Персонализация языка, дамы и господа.


В своем романе "Неверная Звезда" Алан Холлингхерст (1994) рассказывает, как главный герой, молодой англичанин, недавно прибывший в бельгийский городок, пробует себя в качестве частного репетитора английского языка. Один из его учеников страдает от астмы, и наш герой невзначай спрашивает того, давно ли у него эта немощь (как выяснилось, с детства). 

"Я не собирался изначально делать историю за него, я просто выжимал из него воспоминания и заставлял повторять связанные с темой астмы слова, не зная, что я возвращал его, подобно бывалому психоаналитику, на место трагедии детства, причиняя ему дискомфорт и боль" (стр. 20) 



Это непреднамеренное раскрытие трагедии детства является одним из рискованных подходов, который стал известен позже как персонализация: "Когда вы подстраиваете активный язык, его лексику и обороты, чтобы поведать другим о ваших знаниях, поделиться опытом и чувствами". Персонализация несет коннотацию самораскрытия, даже иногда исповеди. Но это не всегда было так.  Чаще всего студенты сталкиваются с персонализацией на уроках английского вот в такой форме: "Напишите 5 или более истинных предложений о себе, друзьях или родственниках, используя слова, данные ниже (i.e. ago, back then, throughout, during, at that time etc.)".

вторник, 10 апреля 2012 г.

Слово о Самобытности @ Хэллоу, Стрэнжир!


‘Самобытность’ - это то, как члены одной социальной группы отделяют себя, или возвышают себя над прочими, зачастую путем создания неких "особенностей." Этот термин пошел из дискурса колониализма и, в частности, с работы Эдварда Саида посвященной ориенталистике. Он писал в этой книге (Ориентализм, (1995: 332)):

"Развитие и поддержание каждой культуры требует наличия, ярко выраженного, самобытного и отличного от прочих, альтер-эго. Структура идентичности... будь то западная или восточная, французская или британская... подразумевает, что есть внешненаправленное противостояние  и самобытность, чья актуальность - предмет бесконечного интерпретирования и переинтерпретирования различий ИХ от НАС".


Схемы письменного дискурса различных культур (по мнению Каплана)

По словам Каплана, влияние на производственный текст «культурного образа мышления» (подробнее на диаграмме) и сравнение этих моделей не предсказывает характера возникновения проблем с написанием эссе L2 у учащихся: это явление называется гипотезой контрастивной риторики. Оно связано непосредственно с работой многих учителей, чьи студенты, под видом научной работы, дают им тексты, которые по стилю написания отличны от того, к которому привык учитель. Немудрено, что в связи с этим возникают проблемы.

 Для начала, теория контрастивной риторики говорит, что риторика культуры, языка, этнической принадлежности и нации переходит из одной в другую, монолитную, однородную и схожую по способу определения. Таким образом, японцы (или же испанцы, арабы) пишут о том, что они что-либо делают исходя из того, что они думают. Поскольку среди них бытует мнение, что поступки характеризуют тебя.

Они, эти азиаты, говоря на английском - 'write the way they do because they think that way, and they think the way they do because they are that way – and that way is different.' (Пишут так, как думают, а думают они так, потому что они таковы по природе - и эта природа действительно иная.)

Такая точка зрения в наше время кажется нам чересчур оригинальной. Действительно, отзыв Каплана о Востоке, в его сравнении с Англией говорит о том, что отличие Восточного стиля речи укрепляет в глаза Англичан множественные культурные стереотипы. Как отметил Клэр Крамш: «Подобные характеристики одной культуры, с опорой на другую, будут звучать очень этноцентрично. Они лишь показывают трудность восприятия одной культуры с точки зрения другой, без критической или же снисходительной оценки». Будь это так, или нет, но сама тема языковых различий между представителями разных стран по прежнему актуальна и увековечена во многих учебных материалах.

Некоторые из последних курсов разговорной речи (например, ежемесячное издание Forum), кстати, обучают даже различным разговорным стилям в области спорта: баскетбола (который также делится на американский и английский), боулинг, и регби. А исследователь Р. Кубота указывает на то, что преобладание терминов именно американской культуры стало уже нормой, я здесь, с вашего позволения, просто подпишусь, приведя в пример небольшую лабораторию IT-специалистов из Казани, в которой работают несколько моих очень хороших знакомых. Чего стоит только цитата с главной страницы их сайта (посмотрите ссылку выше). Они не выполняют задания, они перформят таски. Они не подводят клиентов и начальство, они факапят.  И, например, они не собираются на пятиминутки, а эттендят митинги. 
Помимо этого, как отмечают ещё и Маккей и Букхост-Кенг, во многих странах в учебниках вводятся западные символы, и в контексте представления отличий между культурой Запада и местной культуры какой-либо страны проводится постепенное навязывание западной культуры и западных же традиций. Значит ли всё вышесказанное, что мы должны принять универсалистскую позицию и утвердить равенство всех культур и отсутствие самобытности? А что же тогда делать с действительными различиями в культурах?

Как пишет Эггинс: «Путешествия по другим странам расширяют наше сознание, показывая потенциал культур, отличных от общепринятых. И при этом в любом жанре, если брать его в сопоставлении в различных культурах, вы найдёте существенные различия. Но, некоторые жанры и идентичны. К примеру, если вы решите написать эссе на тему, к примеру, социологии во Франции, то вы не найдёте отличий от эссе по социологии в Австралии.» Однако между французской исследовательской работой и той же англо-саксонской работой вы найдёте существенные различия. В конце американских научных статей нет рассуждений на тему того, какие перспективы открывает данная работа, о препятствиях возможных исследований и прочего. Во французских статьях, напротив, в конце ставятся вопросы об актуальности данной работы и обрисовываются дальнейшие пути для научной деятельности. Подобные трудности могу стать препятствие для тех же французских учёных, которые хотели бы издаваться в Англии, и при этом желающие сохранить приметы национального научного стиля. Другие исследователи зафиксировали различия в реализации конкретных элементов культуры в определённых жанрах. К примеру, Кельке-Мурсия и Олштейн провели исследования, в результате которого показали, что японское письмо имеет ряд риторических организационных структур, которые отличаются от подобных структур в английском письме.

В японском письме определённые вещи не выдвигаются на первый план и не демонстрируются так, как в английском. Сообщается о них риторически, этаким неуловимым как колыхание ветки сакуры на апрельском бризе, намёком. Данное свойство касается не только конкретно этого жанра. И исследователи добавляют, что учитель английского языка, просматривая эссе, написанное тем же японцем, по японским принципам построения текста, и оценивает его ниже, чем эссе, написанное по английским правилам. Должны ли мы оценивать японский стиль написания по стандартам США, Великобритании или же Австралии? Исследователь И. Кашру утверждает, что не стоит делать этого: нормы риторики иных языков не могут подвергаться оценке с точки зрения английских форм речи – ни в лингвистических исследованиях, ни в языковом образовании.

 На мой взгляд, нужно решить следующие вопросы:
 -Какие есть доказательства того, что разные культуры имеют различную риторику?
 -Зависит ли риторика от стиля?
 -Насколько актуально изучение этой темы?
 -Или же быть может, нужно придерживаться точки зрения Шалтая-Болтая: «Вопрос в том – кто и где хозяин, остальное же ерунда»

Источники: